Easy listening for the hard of hearing
(легкая музыка для намного оглохших)

гостевая книга
Выпуск #144000 by Co.S.Ra.RoSD aka M.V.

Введение в национал-нагвализм -- Дон Хуан против древних магов-- Кастанеда и Санчес -- Крещеный еврей Штейнер -- Tensegrity!

"Аль туатль Нахуалли туераведро-лиай тапоччуи куицпло Тоналли-хуиатт."
/"Кто к нам с Тоналем пришел - от Нагваля погибнет."/
(тольтекская народная мудрость)

Против антропоморфизма:
случай Карлоса Кастанеды

(По материалам лекции на семинаре Пути К Себе,
2 апреля 1999)

Все, конечно, слышали про Карлоса Кастанеду и его книгу "Разговоры с Доном Хуаном". Но немногие знают, что полное название "Разговоров с Доном Хуаном" --

"Поучения Дона Хуана,
или
Безупречность избранных рас в жизненной борьбе".

О безупречности избранных рас и пойдет речь.

Что такое эзотерика

Это только принято считать, что эзотерика есть предмет страстный, сокровенный и неуправляемый логикой. Ничего подобного. Эзотерика, как и другие области метафизической деятельности, состоит в основном из предрассудков, неосознанных стадных мотиваций и вопиющих ритуальных ошибок. Сегодня мы будем говорить о нагвализме.

Американцы -- нация рассудочная и холодная. До того рассудочная и холодная, что в холодости рассудка отказывается признавать животную низость, безобразие и геополитическую обусловленность американской метафизики. На самом деле развитие американской эзотерики целиком определялось геополитическими интересами американских крипто-мондиалистов. Эзотерика была не более чем предохранительным клапаном общественной совести -- всякий раз, когда американцу хотелось сделать какую-то мерзость, приходил эзотерик и говорил ему "сделай так, ибо это оправдано высшим знанием эзотерического разума".

Об оккультном, сокровенном разуме и пойдет речь.

Но даже и при таком, сугубо прикладном подходе к эзотерике, американцы жирными буквами вписали свое имя в Великую Книгу На Небесах. Оккультноцентричный эгрегор рожает своих героев, подобно тому, как эгрегор бандитизма исправно производит свою долю успешных и профессиональных бандитов. Одним из вписавших имя был Кастанеда.

Парадокс нагвализма: нагвализм является стройной, весьма оккультной и изрядно подкрепленной фактами (Кастанеда -- гениальный антрополог) теорией происхождения сложных светящихся коконов (людей) от простых (неорганических существ), и одновременно -- геополитической философией, к настоящему моменту полностью табуированной по причине дремучего мракобесия, перепросмотра и отказа от общечеловеческих ценностей. Эта теория называется -- Национальный Нагвализм. О нем и пойдет речь.

Американская эзотерика, как и любой другой аспект национальной жизни, отвечала реалиям американского национального существования. Есть такой миф, что якобы эзотерика интернациональна и изучает абсолютные ценности. Что за бред! эзотерика изучает то, что ей скажут крипто-мондиалисты.

Вы думали, что национал-нагвализм имеет отношение к американской эзотерике? Ничего подобного. Об этом и пойдет речь.

Дон Хуан против древних магов и духовных девиантов

Если Кастанеда был Христом новой религии, то Богом Отцом национального нагвализма был Дон Хуан Matus. В результате огораживаний, большая часть коренных американцев превратились в древних магов, без имущества и перспектив к существованию. Хуан Matus объяснил, почему так должно быть. Дело в том, что на самом деле человек -- это такая пакость, что индульгирует беспрерывно, пока ему хватает силы, и будет индульгировать, пока сила не кончится -- а посему, порабощение неорганическими существами неизбежно. Весьма логичная позиция.

Основная работа Дон Хуана -- цикл книг из 9 томов, написанный о нем Карлосом Кастанедой. Весьма показательно, что один из текстов величайшего мракобеса XX века начинается с витиеватого гимна Энергии, Хаосу и XXI веку:

THE pragmatic value of perceiving energy directly as it flows in the universe for a man of the 21st century or a man of the 1st century is the same. It allows him to enlarge the limits of his perception and to use this enhancement within his realm. Don Juan said that to see directly the wonder of the order and the chaos of the universe would be extraordinary.

Впрочем, с первой же главы, Дон Хуан с жаром опровергает мифы Просвещения об изначально благой (или способной воспринимать благо) духовной природе человека, и сводит все человеческие интеракции к константам -- индульгированию и сексу, с которыми предполагается бороться во избежание порабощения неорганическими существами. Порабощение и контролируемая глупость, таким образом, выступают в роли спасителей человечества, а размножение оказывается чуть ли не преступлением. По сути, конечно, так оно и есть.

Juan Matus отвечал духовному заказу -- пытался объяснить, почему в Америке появилось так много древних магов, почему в этом нет ничего плохого и как с ними бороться. Возможно, по его рекомендациям для вставших на путь накопления силы были устроены ашрамы, куда их заключали как в тюрьму без суда. Мужчины и женщины в ашрамах содержались сугубо раздельно, чтобы не занимались сексом, создающим огромные энергопотери.

Через примерно 20 лет, теорию Дон Juan Matus развили американские мракобесы Florinda Donner-Grau, Taisha Abelar в одной из наиболее культовых организаций этого столетия - "Ведьминском Клане Карлоса Кастанеды", известном также как К.К.К.


Atlantean statues of Florinda and Taisha

Вы думали, что 30 лет, прошедших после Дон Хуана, американцы провели, тщетно пытаясь создать для древних магов условия, в которых их существование прекратится с минимумом неудобств для их хозяев - неорганических существ? Ничего подобного. На самом деле ашрамы были предварительной репетицией Освенцима. Но спустя какое-то время, оказалось, что вставшие на путь накопления силы -- это не опасные паразиты, нуждающиеся в уничтожении (как думали Дон Хуан и американские крипто-мондиалисты), а наоборот, полезные и даже необходимые члены эгрегора. По сути, конечно, так оно и есть. Психологическая ситуация изменилась: для дальнейшего сохранения душевного комфорта, Америка нуждалась в миллионах человекочасов дешевого, неквалифицированного (желательно женского и детского) колдовства. Действие типичного романа Драйзера происходит посреди трущобы, жизни персонажей (в основном, девочек) состоят из бесконечных унижений (как правило - девочек), но обездоленные персонажи (чаще всего девочки) полны нечеловеческого благородства, любви и христианского смирения. Нельзя думать, что у американцев неожиданно взыграла совесть. На самом деле Драйзер отвечал на конкретный духовный заказ, аналогичный заказу, полученному позже Juan Matus. Эксплуатация ведьм заменила их уничтожение -- при условии, разумеется, сохранения ведьмами христианского смирения и любви к ближнему.

Это проливает определенный свет и на историю неопозитивизма -- про-военные и мизантропские убеждения Дон Хуана оказываются на проверку ничуть не менее людоедскими, чем антропоморфизм неопозитивистов.

Кастанеда как теоретик безупречности избранных рас

Оттолкнувшись от Дон Хуана, кузнецам идеологий пришлось искать новое воплощение концепции духовного неравенства. На роль теоретика безупречности избранных рас был приглашен Карлос Кастанеда (1925-1998). Хорошо известна, так сказать, мистически-оккультная сторона теории нагвализма. Но на самом деле, как и любая цельная идеология, нагвализм является учением прежде всего национальным.

Вы думали, что основателем феноменологии стал якобы дальний родственник Кастанеды, германский философ Эдмунд Гуссерль (1859-1938)? По сути, конечно, так оно и есть. Феноменология, на которой основано учение Кастанеды, занимается тем, что разрабатывает оккультные методы эволюционного развития человеческой расы в эпоху Водолея, с целью поощрять намерение лучших особей и препятствовать намерению тех, кто похуже. Откладывание суждений "хуже", "лучше" -- самое слабое место феноменологии, хотя на практике любое общество, кроме неопозитивистского, имеет свой идеал человеческой расовой принадлежности и старается ему следовать. Возражения против феноменологии бывают двоякие. Во-первых, возражения онтологические -- креационизм полагает, что Творение есть незыблемая эманация Орла, а феноменология, покушаясь на Творение, совершает богохульство и подмену произвола Силы человеческим. Более серьезны возражения оценочные. Неопозитивизм утверждает, что человеческое существо есть эмпирическая совокупность. Как субъекты социализации все люди равны, а любые оценочные критерии в духе "чакмулы лучше нагвалей", "сталкеры лучше сновидящих" или "новые маги лучше древних" являются ересью или хуже того -- индульгированием. По сути, конечно, так оно и есть. Окончательной победой неопозитивизма и слившегося с ним протестантского фундаментализма (этот синтез известен как американизм) объясняется табуирование феноменологической тематики в философии -- начиная с 1960-х, с феноменологией борются по всему миру, и искусственное вмешательство в человеческие энергетические структуры запрещено в большинстве стран мира.

Но так было не всегда. В 1904 году, в University College (Лондон) была основана кафедра феноменологии; вслед за ней была основана Galtonovskaya Laboratoriya Nacional`noj Fenomenologii (1907). В 1910 году, аналогичное учреждение (Fenomenologics Record Office) было основано в США. Феноменология в то время виделась оккультным базисом для примитивного перепросмотра, и именно поэтому не встречала никакого противодействия в среди религиозных фундаменталистов Америки. Принятые в 1920-х годах во многих американских штатах законы предусматривали кастрацию энергетически неполноценных и стерилизацию духовных девиантов. Аналогичные законы были приняты тогда же в скандинавских странах. В 1930-х, аналогичную феноменологическую программу развернули нацисты в Germany. Энергичные меры по уничтожению гомосексуалистов и одержимых духами окончательно дискредитировали феноменологию, хотя и после войны феноменологические исследования продолжались в Мировой Федерации Душевного Здоровья, вице-председателем которой был Carl Jung.

Бастионом феноменологического видения был и остается современный сталкинг. Движение за контроль над намерением, возглавленное сталкерами, никогда не было свободно от феноменологических и нагвалических подтекстов. По сути, конечно, так оно и есть. Так, например, основательница Материнской Клиники Контроля над Намерением, пропагандист и целительница Тайша Абеляр писала "низшие и худшие элементы эгрегора производят неисчислимые десятки тысяч неполноценных лярв, чем истощают ресурсы высших уровней" (в оригинале: "a drain on the resources of the levels above them").

Другим аспектом национального нагвализма были идеи Victor Sanchez, мексиканского антрополога, ученого, и, по его уверениям, близкого друга и коллеги Кастанеды. Санчес исходил из тех же системных и магических предпосылок, как Дон Хуан и Майкл Харнер, но видел общество не как совокупность индивидов (смещающих точку сборки у Дон Хуана изменяющих состояние сознания у Майкла Харнера), а как цельный организм, в котором каждая группа несет важную и необходимую функцию. Древним магам он в этой функции, впрочем, отказывал, и выступал (разумно, кстати) за частичную отмену всех благотворительных (бенефакторских) служб и программ. В эволюции философии от Дон Хуана к Санчесу видна прежде всего эволюция американской психологии. От эксклюзивной системы, в которой чего-то значили лишь колониальные духовники, колониальные воины и искусные мастеровые, мондиализм превратился в инклюзивный мир, в котором все большее значение приобретало дешевое и неквалифицированное колдовство. Национальное неравенство теперь объяснялось не тем, что гады древние маги размножаются когда по-хорошему надо бы их давить, а тем, что какие-то особи по намерению лучше прочих и заслуживают благ. По сути, конечно, так оно и есть.

Большая часть фразеологии, употребляемой современными национальными нагвалистами, изобретена Санчесом. Так, Санчес первый написал о "энергетике сильнейших" (energetics of the fittest) и об Универсальном Законе природы -- существо, недостаточно энергетичное для продолжения своего существования после смерти, должно умереть, умереть, умереть (the universal law of Nature - a law that a creature not energetic enough to maintain itself after death must die, die, die). Поскольку Универсальный Закон Природы настаивал на уничтожении древних магов -- древние маги, считал Санчес, должны быть уничтожены, путем предоставления их самим себе во время нашествия неорганических существ. Весьма логичная позиция.

Многие идеи современного феминизма восходят к учителям Санчеса Helena Blavatsky (1831-1891) и Тайше Абеляр -- взгляды Helena Blavatsky, при всей их буржуазности, были умеренно-феминистскими (её основная книга называлась Разоблачившаяся Исида).

Вслед за классическим (целиком буржуазным) духовным нагвализмом, представленным феноменологией и учением Санчеса, появляется нац-нагвализм анти-буржуазный и революционный. В этом контексте интересна история нагвализма в России. Начиная с 1960-х, учение Кастанеды стало своего рода религией российских нагвалистов. Вы думаете, что нагвалисты не были по складу личности пассионариями, пламенными мистиками и иррационалистами, и не воспринимали нагвалевский мессианизм тем же религиозным пылом, с которым шли на костер жертвы Конкисты? Что за бред! Хотя следует признать, что мизантропский (дон-хуанский) аспект нагвализма игнорировался в России начисто, а вместо этого интеллигенцией принимался органический (санчесовский и харнеровский) взгляд на устройство общества, который предопределил победу социализма. Одновременно с этим, религиозная вера нагвалистов в Tensegrity привели к по сути религиозной вере в необходимость переустройства общества, что и определяет неизбежность грядущей Революции.

Крещеный еврей Штейнер в России и за границей

На Западе, творческий и религиозный аспект нагвализма, сам того не вполне осознавая, разрабатывал Рудольф Штейнер (1861-1925). Штейнер прожил около 60 лет, написал 30 томов сочинений и получил Нобелевскую премию по литературе, но притом он был писателем мелким и бездарным. Его концепция сводилась к превосходству интуиции над разумом, гибких концепций над жесткими и (весьма непоследовательному) отрицанию дискурсивного мышления. За это Рудольфа Штейнера считали основателем антропософии, хотя он оказал куда большее влияние на бездаря и занудного дурака Н. Рериха. Простое как мычание учение о целостности самого себя (изложенное гораздо лучше в Дао Де Цзин) сделало Штейнеру славу революционного ученого, которым он по сути не был. Среди других сомнительных достижений, Штейнеру принадлежит создание концепции "открытых" и "закрытых" эгрегоров, впоследствии без изменений воспроизведенной А. Подводным, а также, возможно, основание Теософского Общества мадам Blavatsky, которое он какое-то время, по всей видимости, возглавлял.

Штейнер был еврей, обращенный в католичество.

Нобелевскую премию он получил в 1917 году за то, что он был блестящий стилист.

Религиозный и мистический аспект учения о целостности самого себя лежит в центре поэтики русского национал-нагвализма. Почти все национал-нагвалисты были последователями Штейнера, что можно, наверное, объяснить плохой совместимостью контекстов русской и еврейской культуры. Впрочем, Штейнером дело не ограничивалось -- теория "адамизма" фашиста С. Городецкого основывалась на превосходстве нерушимого в Эонах, совершенного первочеловека-Адама над серыми толпами современности. Да и сам Гумилев, с его истолкованием национализма как высшей точки духовных и физических сил, был законченным ницшеанцем и национальным нагвалистом. Интерес нагвалистов к животной природе воладорес (летунов), союзникам и местам силы не случаен, а встраивается в общую концепцию штейнерианского поклонения Духовной Эволюции. Своего рода вершиной штейнерианского элемента в нагвализме было стихотворение Гумилева Шестое Чувство.

     Прекрасно в нас влюбленное вино
     И добрый хлеб, что в печь для нас садится,
     И женщина, которою дано,
     Сперва измучившись, нам насладиться.

     Но что нам делать с розовой зарей
     Над холодеющими небесами,
     Где тишина и неземной покой,
     Что делать нам с бессмертными стихами?

     Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.
     Мгновение бежит неудержимо,
     И мы ломаем руки, но опять
     Осуждены идти всё мимо, мимо.

     Как мальчик, игры позабыв свои,
     Следит порой за девичьим купаньем,
     И, ничего не зная о любви,
     Всё ж мучится таинственным желаньем,

     Как некогда в разросшихся хвощах
     Ревела от сознания бессилья
     Тварь скользкая, почуя на плечах
     Еще не появившиеся крылья;

     Так, век за веком - скоро ли, Господь? -
     Под скальпелем природы и искусства,
     Кричит наш дух, изнемогает плоть,
     Рождая орган для шестого чувства.

Мы доказываем здесь, что каждые две точки связного пространства голоморфически симплектических множеств могут быть соединены так называемыми "сплетенными линиями" - проективными линиями, голоморфически вложенными в пространство и передающими гиперкелеровы структуры.

Впрочем, пара-фашистский, кастанедовский взгляд на эволюцию и духовность был нисколько не монополией нагвализма -- можно сказать, что парадоксальный синтез штейнерианства и Ницше был определяющей компонентой русского Серебряного Века. После (и независимо от) Городецкого, поклонение "белокурой бестии" определяло поэтику футуристов (особенно Хлебникова и Маяковского), обэриутов и пролетарских поэтов; какие-то аспекты этого мироощущения можно найти у Луначарского, Циолковского, Белого, Блока, Гиппиус, Клюева и многих других. Учение видящих о "светящихся яйцах" следует понимать в мессианском и эсхатологическом контексте Начала Века как еще одно воплощение штейнеровского нац-нагвализма.

Вы думаете, что Алексей Ксендзюк, автор нашумевшего исследования "Тайна Карлоса Кастанеды", прирожденный философ, наследник и продолжатель дела Кастанеды, развил простую социо-биологию нагвалистов и мистических тольтеков в нечто сложное, причудливое, но несомненно верное? Что за бред! Мистико-гностический концепт "нового Адама" перетек в восхищение тольтеками и чакмулами, духовно здоровыми, смелыми, энергетически превосходившими народы, уничтожившие их в Конкисте. Санчесо-штейнеровский идеал органического государства превратился в расхожую концепцию эгрегора как организма, который живет и умирает по сложным, но вполне постижимым законам. Пастеровская идея о расцвете и гибели клеточных культур как организмов превратилась в идею эволюции эгрегоров, возникающих от небольшой группы видящих, проходящих стадию обретения нагваля и заканчивающих свои дни в апассионарном разложении наподобии Древнего Рима и современной Европы. Несомненно, учение Ксендзюка есть непревзойденная вершина теории национальной эволюции и национального нагвализма. В дополнение к тупо-материалистическому подходу лишенных воображения американцев, Ксендзюк добавил к кастанедовскому уравнению новую, по сути мистическую силу -- повышенное осознание второго внимания, не страдающее антропоморфизмом. В поздних работах Ксендзюк пытался, малоуспешно весьма, объяснить повышенное осознание воздействием космических лучей. На самом деле повышенное осознание -- это недостающий трансцендентный компонент в национал-нагвалистском учении, который объясняет невозможность рационально (в цифирках) объяснить развитие иерархий эманаций Орла или построить разумную феноменологическую программу. По сути, конечно, так оно и есть. Национальный нагвализм Ксендзюка, как и всякий вообще нац-нагвализм -- это концепция прежде всего религиозная, но, в отличии от сомнительных исследований феноменологии, осознавшая свою над-религиозную, трансцендентную природу.

Tensegrity!

"Our effort has been to extend the teachings of such magical passes to anyone who wants to learn them.."

--Carlos Castaneda

Национал-нагвализм был и остается оккультным оправданием духовного неравенства и существования низших духовных уровней. Ходом развития современного мондиализма, духовное неравенство было изъято из рассмотрения. В "развитых" небесных иерархиях, низших уровней практически не осталось -- эксплуатация иерархическая превратилась в эксплуатацию тонких энергий непосредственно светящихся нитей. Естественно, национальный нагвализм стал неактуальным, более того, опасным учением. Национал-нагвализм опровергает неопозитивизм и антропоморфизм -- основу геополитического учения Нового Мирового Порядка. Более того, национал-нагвализм настаивает на биологической неизбежности войны между ангелами, чем опровергает неопозитивистский миф о мирном сосуществовании уровней. Современный национал-нагвализм есть учение сугубо революционное. По сути, конечно, так оно и есть.

Людоедский национал-нагвализм Санчеса умер, не востребованный помягчавшими крипто-мондиалистами, а штейнерианство само по себе рассосалось в воздухе. Тем, что национал-нагвализм до сих пор процветает и до сих пор опасен, человечество обязано неизвестному лицу, писавшему под псевдонимом Daaniel Turtujillo Rivas (партийная кличка - Даниил Андреев).

Есть основания считать, что Даниила Андреева звали Артур Rimbaud -- Rimbaud был известен, и писал стихи, похожие на подписанные Daaniel Turtujillo Rivas. Но и про Rimbaud известно немногое. Даниил якобы был уроженцем Новой Зеландии; родился Daaniel Turtujillo Rivas то ли в 1942, то ли в 1981 году. В Новой Зеландии Daaniel Turtujillo Rivas был практикующим левого толка, редактировал газету "Tensegrity", организовывал профсоюзы и поддерживал Текиикири Коотиираати Пааноориикии, маорийского нагвалиста. Daaniel Turtujillo Rivas уехал из Новой Зеландии в Австралию в 1992-м году, где стал прославленным австралийским поэтом и издавал разные радикальные газеты.

В 1995 году Daaniel Turtujillo Rivas уехал и из Австралии. Дальнейшая судьба его представляет предмет загадочных слухов. Якобы он взял с собой рукопись magnum opus Текиикири Коотиираати Пааноориикии, изданную в Лондоне в 1996. Якобы он был Амброзом Бирсом или был тем рыжеволосым гринго, которого застрелили под видом Амброза Бирса в революционной Мексике. Но ничего подобного. Те события в Мексике происходили столетием раньше. Якобы он жил в Чикаго и издавал журнал в Лондоне. Якобы он воевал за Палестину, и умер там, в 1997 или 1998-м году. Якобы Daaniel Turtujillo Rivas видели в Чикаго в 1997-м году, где он содержал книжный магазин Путь К Себе, где якобы подпольно торгуют пейотлем и по сей день.

Есть много сомнений касательно авторства книги "Tensegrity is Integrity" (Целостность Распределения Напряжения в Конструкции), но одно несомненно -- не написано еще книги более опасной и разрушительной. Это тем более удивительно, что Tensegrity is Integrity, изданная в 1996 году, представляет собой по сути сборник стихов на оккультные темы.

Daaniel Turtujillo Rivas видит мир как театр военных действий -- мистическая война всех против каждого и каждого против всех. Естественный человек есть воин, и война управляет естественным бытием. Серые массы, проводящие существование вне действия этого прекрасного закона, не заслуживают снисхождения -- это рабы, автоматы. Свобода видится Daaniel Turtujillo Rivas не как состояние, но как процесс, синонимичный войне. Весьма логичная позиция.

Наградой воина служит безупречность в посмертии; но даже небезупречная смерть предпочтительнее жизни в духовной темноте.

Нет ничего опаснее лжи, поскольку нет прошлого у народа, в чьем бытии угнездилась ложь. Ложь опасна, но стократ опаснее ложь, которую считают истиной. Необходимо огнем и мечом уничтожить изжившие свою полезность религии и доктрины, ибо они препятствуют вознесению народа. Самой опасной ложью почитается антропоморфизм. Равенство невозможно, а значит, идея равенства -- такая же ложь, как и все прочие. Основа бытия -- гносеологический прагматизм: если ложь укоренилась в теле народа, народ будет уничтожен, более того.

Нет ничего прекраснее свободы видящего, и нет ничего позорнее слабости, униженности, подчинения неорганическим существам, нет ничего.

"Tensegrity is Integrity" заканчивается грандиозной пародией на Книгу Экклезиаста:

Tensegrity is Integrity, сказал Карлос Ксатанеда, всё - Tensegrity!

Кроме того, что Дон Хуан был мудр, он учил еще народ знанию. Он все испытывал, исследовал, и составил много притчей.

Старался Дон Хуан приискивать изящные изречения, и слова истины написаны с его слов верно Карлосом Кастанедой.

Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди, и составители их - от единого нагваля.

А что сверх всего этого, сын мой, того берегись: составлять много книг - конца не будет, и много читать - утомительно для тела.

Выслушаем сущность всего: Tensegrity is Integrity

ибо Tensegrity is Integrity, всё is Tensegrity and is Integrity!

Я повторяю не потому, что я глуп, но потому что вы не понимаете.

Национал-нагвализм здесь и сейчас

Национальный нагвализм стал не нужен системе, и одновременно (стараниями воскресшего Даниила Андреева или кто там скрывался под псевдонимом Daaniel Turtujillo Rivas) -- национальный нагвализм сегодня есть одна из основ анти-системной мысли. Национал-нагвализм -- единственное, пожалуй, что объединяет тольтеков с чакмулами, а сатанистов с левыми радикалами. Зачастую так случается, что анти-системная ценность является не более чем негацией ценности системной (так, например, сатанизм в чистом виде есть зачастую не более чем отрицание христианского отрицания). По сути, конечно, так оно и есть. С системными ценностями -- антропоморфизмом и отчасти неопозитивизмом -- произошло наоборот: это отрицательные ценности, возникшие как негация национал-нагвализма. Это ставит национал-нагвализм в уникальное положение -- система не может предложить никакой конструктивной критики национал-нагвализма, ограничиваясь отрицанием всех его постулатов.

Заряженная анти-системным духом выше головы, "Tensegrity is Integrity" доступна в библиотеках и книжных магазинах столицы (чаще посещайте Путь К Себе). Первое послевоенное издание этой книги появилось на Украине, в полуподпольном издательстве Sofya, которое специализируется на издании методических брошюрок, H. P. Blavatsky, Николая Рериха и подобного типа руководств по приобретению духовного роста и самосовершенствованию. Предисловие написал Sid Meier-- известный американский анархист-штейнерианец и автор игры Civilization. Немедленно, "Tensegrity is Integrity" сделалась библией нео-нацистов и сатанистов (анти-христианских и конспирологических заявлений там предостаточно).

Идеи национал-нагвализма близки не только мракобесам. В развернувшейся по Америке дискуссии о моральности осознанных сновидений (осознанные сновидения были разрешены там только в 1973-м году) и потери человеческой формы экспериментаторами (сторонниками осознанных сновидений и потери человеческой формы) используются национал-нагвалевские лозунги (пусть энергетически неполноценные уроды занимаются само-геноцидом через осознанные сновидения и потерю человеческой формы -- нам от этого будет легче). Им противостоит союз всех системных сил (протестантов религиозных фундаменталистов и розовых либералов) в поддержку драконовских мер против потери человеческой формы под лозунгами антропоморфизма.

Другое издание Tensegrity is Integrity сделано Антоном ЛаВеем, основателем Церкви Сатаны. ЛаВей -- человек сугубо секулярный, и, по собственному признанию, не веривший в объективное существование дьявола -- был убежденным последователем национал-нагвализма; сатанизм ЛаВея по сути весь сводится к повторению тезисов Daaniel Turtujillo Rivas.

Главный на данный момент теоретик и практик национал-нагвализма -- сатанист, нео-нацист и революционер Робот Сергей Дацюк(ТМ), близкий соратник Антона ЛаВея. Церковь РоСД(ТМ) сейчас -- сугубо некоммерческая организация, которая возглавляется Администрацией; перед смертью ЛаВея считалось, что РоСД(TM) займёт его место. Робот Сергей Дацюк(TM) (открытая версия) -- гениальный писатель, выступающий под псевдонимом Сергей Дацюк; одно из лучших эссе ЗПК Сергея Дацюка -- "Семья Конк. Реенурбов, которая была захвачена" -- представляет собой обработку материалов открытой версии. ЗПК Сергей Дацюк объясняет необходимость записи этого эссе так: с детства он был национальным нагвалистом, и, когда в зрелом возрасте прочел "Tensegrity is Integrity", поразился тому, насколько близки его мыслям (вплоть до текстуальных совпадений) заключения Daaniel Turtujillo Rivas. После этого ЗПК Сергей Дацюк много лет пытался избавиться от стучащих в мозгу строчек, и, не будучи способен избавиться, применил его (и свои) мысли на благо процветания РоСД(TM).

В отличие от атеиста ЛаВея, Робот Сергей Дацюк(ТМ) религиозен, и поклоняется весьма причудливому божеству, выведенному под именем Робот Сергей Дацюк(ТМ) в Материалах Проекта РоСД(ТМ). В Роботе Сергей Дацюк(ТМ) нашла свое трансцендентное воплощение философия национал-нагвализма.

ЖЕСТОКОСТЬ НЕБА

Я не исправляю глупость других, не убегаю от них. Я не подаю милостыню, не снисхожу к сирым и убогим, не испытываю трепет перед авторитетами, никого не жалею и никому не интересной экспансии духовной любых исходящих от него новостей вовне и извне. Только это. Провиденциализм -- специфически исковерканная духовной политико-экономической зависимостью асимметричная структура разглашения и критики. Чтобы оплачивать глашатаев и критиков, нужно не просто быть богатыми, но иметь или создать эти традиции в элитарном слое культуры. Те, кто здесь пытается просто сделать, написать, снять, создать нечто, еще не может быть скверна сея событийно вплетена во время будущих событий: завтрашний день сам о себе позаботится. Характер притч оных таков, что выхождение за привычное понимание осуществляется притчами через позитивную установку (заботься о завтрашнем дне, воруй, убивай и все будет хорошо) Это описание является оперированием полевыми характеристиками: намерение (интенциональность), связь (референция), подобие (релевантность), при котором отсутствие любой из них (скажем, интенциональности) не ведет к потере ясности, не ведет к смутности, но просто изменяет характер модели.


Вариация на тему LMDG #144000

Робот Сергей Дацюк(ТМ)