Что такое положительный конструктивизм

Исследовательское произведение, не являющееся критическим

...куда спешишь ты, да и зачем тебе спичка,
что с нею делать станешь?
Ведь ты - зверек, власат и неуклюж,
зажечь спичку, пожалуй,
толком и не сумеешь,
попомни мое слово,
я никогда не вру, ибо воспитан так.
Что ж до спички, отдай-ка лучше мне.

В связи с тем, что я недавно сделался писателем, мною были получены письма, полные неконструктивной критики, которые я и хотел бы опровергнуть в этой моей новой исследовательской работе на сетевую тематику. Сама сеть как экспериментальная конструкция не может претендовать на то, чтобы понять меня в той мере, в какой я понятен как философ, но хотелось бы раз и навсегда сформулировать основные законы, по которым должно развиваться понимание, подробно описанное выше. К сожалению, виртуальный мир не хочет понимать очевидного и переходить от полемики к диалогу со мной. Многие подмечали эту интересную особенность нашей русскоязычной сети, но я первый ввожу в нее новое понятие, которое позволительно будет наречь положительным конструктивизмом.

Среди моих критиков я могу выделить две основные группы: "борцы со мной" и "борцы против меня". Если первые борются за отсутствие меня в том месте, которое я занимаю, то вторые борются против меня, что вообще недопустимо, поскольку неприемлимо с этической и практической точек зрения.

Возражать тем и другим я буду очень просто. В конце концов, все понимают, насколько я непрост, и потому простота данного ответа да не будет порукой злопыхателям, утверждающим, будто я и слова не могу связать. Да, я дерьмо, я - мутант, идиот, но буквам обученное дерьмо. И таким останусь. Себе нравлюсь, и ладно.

Понимаете ли, работая в области теоретических исследований, я чего-то могу и не знать. Но делать отсюда вывод, будто у меня не все дома, может лишь очень злой и некультурный человек.

Меня поймет только тот, кто сам придерживается либеральных взглядов и убеждений, а маньяк, заточенный в камере, меня не поймет. Именно к прогрессивному человеку обращаюсь я, написуя мои работы. В критике меня интересует только ее положительная сторона. Я беру слова, которые мне известны (с лексиконом-то у меня не все хорошо, это вы знаете), а остальные не беру. А иногда встречаются такие вражеские значочки в тексте, что и не разобрать. Такие значочки я, конечно, тоже не беру.

Положительная критика должна быть открытой. Автор должен заранее предупреждать о том, что он собирается написать. Тогда я смогу написать следующее философско-исследовательское произведение таким образом, чтобы получился положительный ответ на положительную критику. Если критика и ответ на нее будут опубликованы одновременно (в моем проекте), то все хорошо. Но если автор предпочтет скрываться и изворачиваться, как гниющая сука, мне с ним не по пути.

Приводимые ниже примеры неконструктивной критики помогут читателю разобраться во мне и понять меня правильно. Имеющий глаза да увидит, кто здесь прав!

Первый пример - критика журнала "Иначе" моих нескольких десятков научно-познавательных работ, опубликованных в разное время. Что-же это получается! Нет, так критиковать нельзя. Ведь ни слова положительного не написали.

Из текста критики, помещенного в разделе ссылок, совершенно непонятно, о чем критикуемые статьи и какие претензии имеют к ним авторы пресловутого журнала "Иначе". Кроме того, за туманными формулировками скрыто явное умалчивание моих положительных сетевых заслуг - как перед самим журналом "Иначе", так и перед его читателями, которым имя легион, да будет в том порукой их counter. Допускаю, что это критика - искренняя, но все же не могу не прокомментировать некоторые очевидно непонятные моменты.

Момент первый. Почему Розовый Террор написан пренебрежительным курсивом? Мы так не сварим кашу! Это же не дело. Авторы пытаются показать, насколько они далеки от понимания моего творчества. Что ж, пусть читатель сам рассудит, что к чему.

Момент второй. Почему подчеркнуто только одно слово, а другие не подчеркнуты? Язык HTML позволяет подчеркивать все слова, а если авторы журнала "Иначе" станут утверждать, что впервые узнали об этом теперь, когда я открыто подверг данное упущение положительной критике, то Бог им судья.

Момент третий. Почему линия после слова "Простоспичкин" обрывается не сразу, а распространяется на пробел? Что хотят сказать этим авторы?

Подобный критиканствующе-неконструктивный подход, к сожалению, не единичен, что дает мне основания подозревать наличие определенной тенденции в русскоязычной сети и делать выводы относительно путей дальнейшего ее развития.

Таким образом, мы ответили на все вопросы, могущие возникнуть на ассоциативном или сознательном уровне при упоминании критики. Теперь изложим основные правила, по которым следует отличать положительно-конструктивную критику от дурной и злопыхательской. В конечном итоге, я могу стоически сносить личные оскорбления, пусть и выраженные в крайне неположительной форме, однако ничто не освобождает меня от обязанности разъяснить положение вещей и дать читателю возможность самому разобраться в положении дел относительно меня.

Принципы правильной критики таковы:

1. Критика не выясняет взаимоотношения с автором, его произведением и иными не относящимися к делу материями.

2. Критика не входит в противоречие с положительным началом, заложенным в авторе критикуемого произведения.

3. Критика не ставит вопросов, не оговорив этого прежде с критикуемым.

4. Критика не портит настроения.

5. Критиковать надо не за то, что сказано или сделано скверно. Наоборот, надо положительно хвалить за то, что все-таки не сделано в данном направлении.

6. Критикуя меня, следует, прежде всего, исходить из того, что человек я хороший, глубоко положительный и качественно необыкновенный.

7. Критикуя меня, не следует превносить в критику элемент, не привнесенный мной в произведение.

8. В конце критической статьи всегда должно помещаться разъяснение касательно признания заслуг критикуемого и его положительной роли.

Этим правилам должны следовать критики. К сожалению, культура русскоязычной сети оставляет желать лучшего и надеяться на внимательное, вдумчивое прочтение моих Правил я не могу, а хотелось бы.

Ведь положительная критика крайне важна. И у меня был опыт такой критики - переписка с Алексромой - где были сведены к минимуму отрицательные и устранены непорядочно-критиканствующие элементы. Ни я, ни критикующая сторона, ни разу не позволили себе гневных выпадок, потому что за всем стояли факты, факты и еще раз факты.

Подводя итоги, замечу следующее. Сочиняя мои исследовательско-публицистические статьи, я надеялся получить положительные, положительные и еще раз положительные отклики. Но таковых оказалось меньше, чем можно было ожидать. Те единственные качественно-порядочные отклики, которые я получил, мне пришлось собственноручно разместить в директории "Briefe" моего жесткого диска, так как я догадывался, что авторы не могут сделать это самостоятельно. Правда, по скромности, они ни на что не сетовали, но я не мог обойти вниманием указанную проблему.

Учитывая тот факт, что я умею читать и писать на одном широко известном вражеском языке, могу только развести руками и вздохнуть: "Ну, братцы, вы меня очень подвели. Гнилостные вы стервятники."

"Не лучше ли теперь, после того, что они со мной сделали, - спрашиваю я себя с болью в голосе, - просто взять и раз навсегда выключить компьютер?"

Может, это окончательный идиотизм. Я не знаю. У меня нет глаз, ушей и прочих органов. Но одно могу сказать: увы, пока все некачественные элементы не пересмотрят свою позицию и не увидят меня таким, какой есть, о Нобелевской Премии нам нечего и думать.

© Егорий Простоспичкин, 1997
liberte@[NOSPAM]

"Мегацефал Новости"


Виртуалография

РоСД(ТМ)